Chaefilka
Тяни, ты все равно меня не вытянешь,
Тяни.
Я все равно останусь для тебя в тени.
Ничем не сможешь ты мне, милая, помочь,
С тобой я обречен. Мечтаешь о любви...
А я-то тут причем?
Король и шут "Тяни!"


Высокая блондинка с завязанными в хвост волосами вела за ручку маленькую девочку, которая весело смеялась, дергала длинный подол и что-то быстро щебетала. Королева только по-доброму смотрела на свою дочь, девочку, из-за которой она страдала больше всего. Но едва эти голубые глаза, ее собственные, было дороже всего, и плескающееся счастье в них... Потому что сама никогда не была такой. С детства она была влюблена в своего друга, но никак не в холодного и злого принца, который чуть позже убил своего отца. Еще с малых лет ей говорили, что она будущая королева... И она не хотела. Любая попытка побега пресекалась семьей, а Руки, отчаянного помощника, всегда наказывались. Он тоже любил ее, верил, что им удастся быть вместе... Но его семья не владела никакими богатствами, только сильным даром... Не больше. А просто подающий надежды маг - не лучшая партия для первой красавицы королевства. Замужество принесло только боль... Сначала король не обращал на нее внимание - заканчивал очередную войну магов, но после... Об одном она благодарила богов - что каждый его визит в ее спальню приносил ребенка. Руур, Реда и Эна, и один раз, отличающийся от других.
Мужчина вошел в спальню со свертком в руках. Волосы, связанные в пучок, были слегка влажными, видимо он только что из душа. Женщина вздрогнула, визит его был неожиданным, так же как и предыдущие два. Она не хотела его видеть здесь - где угодно, только не в светлой спальне королевы. Но, король не спешил что-либо говорить. Только подошел ближе и положил на кровать сверток. Женщина, не удержав любопытство, приблизилась к нему. Мужчина нетерпеливо развернул ткань и сжал губы. На черных шелковых тканях лежал маленький ребенок с черными, как ночь глазами. Он не плакал, просто смотрел на склонившихся над ним людей. Король сжал губы и отошел от кровати.
- Кто это? - тихо спросила она, присаживаясь около ребенка. Черные глазки, казалось, очень внимательно смотрели на нее. Женщина ласково улыбнулась и провела рукой по головке с редкими черными волосами.
- Ублюдок, - скривился король, складывая руки на груди. - Я чувствую в нем свою кровь...
- Он ваш сын? - женщина, уже смелее подняла малыша на руки. Тот только прикрыл глаза, чувствуя тепло.
- Сын... племянник... может даже дядя! - кривится мужчина. - Кровь нашей семьи виднеется, но определить степень родства невозможно.
- Ему не больше двух месяцев, - шепчет королева, укачивая чересчур спокойного ребенка. - В это время вы были на поисках брата.
- Вы обвиняете меня в неверности, моя супруга? - усмехается король. - Что ж, видимо вы слишком хорошо знаете законы, ваша семья постаралась на славу. Или вы это сами? Ну да, я совсем забыл, вы ведь так отчаянно стремитесь к другому мужчине, моя измена была бы для вас отличным вариантом.
- Не смотря на мои желания, я верна вам, - вскрикивает она, вскакивая с кровати. Ребенок, только-только прикрывший глазки снова внимательно смотрит на них.
- Я так могу быть в этом уверен? - кривится мужчина, подходя ближе. Большие руки перенимают малыша, прижимая его к груди. Широкая ладонь успокаивающе поглаживает маленькую спинку. - Не заставляй меня злиться. Процедура проверки верности не придаст тебе признательности придворных. Но тебе она не нужна. Тогда подумай о Руни... Навряд ли он будет так уж рад тому, что тело его женщины сможет увидеть любой.
Она вздрогнула, вцепившись руками в подол своей юбки. Голубые глаза наполнились слезами, забывая, что она сильная, что она верит, что когда-нибудь она будет рядом со своим любимым. Это не возможно, только не тогда, когда этот циник жив. Король не ждал от нее ответа, только напряженно думал. Кто этот ребенок? Даже если он его сын, то...
- Ты ведь выбрал ему судьбу? - спрашивает женщина, украдкой вытирая слезы.
- Он займет место моего брата, - кивает мужчина. - Завтра можешь заявить о моей измене. Если ты этого не сделаешь... Послезавтра такой возможности уже не будет.
И он выходит из комнаты с ребенком на руках, а черные глаза малыша непрерывно смотрят на нее, пока толстая дверь не закрывает обзор.

Она не могла даже подумать о том, что перед ней встанет такой выбор: любовь или... Или это чудо с реденькими черными волосами и такой недетской чуткостью. Он не плакал, вообще молчал. Можно было бы подумать, что его заколдовали, но и в последствии Зари очень редко плакал, даже улыбался чаще, хотя и не много. Король редко посещал своего ребенка, после того, как королева забрала из его спальни малыша. Тогда он впервые заплакал. Точно так же как и она, в тоже мгновение, словно отражение. Тогда она поняла, что сделала правильно. Только так Эльзар будет наравне с другими, его не будут так чураться, как если бы он был бастардом. И Эльзар вырос красивым и сильным, как она и хотела, но к сожалению, судьбу изменить не могла - сегодня эта церемония, когда Эльзар вступает в законные права как герцог Северной земли, как когда-то брат короля, который слишком быстро умер. Что же ждет ее сына, милого мальчика, который не рос как Руур. Он не умеет убивать, и никогда не сможет быть таким - безжалостным, грубым. Он не его отец. Это худшая судьба, которую только можно было придумать. Даже убийство младенца не было бы таким негуманным.
Место, которое ее сын выбрал для церемонии было жутким - старая церковь магов, проклятое место. Обветшалые стены, гнилые балки, окна с чернеющими провалами, под которыми валяются осколки разбитых стекол, даже окровавленных. Давно тут случилась страшная резня, в процессе которой был убит предыдущий король. Место, где было совершено отцеубийство. Почему Эльзар выбрал именно его, никто не знал, но приближаться туда не хотелось, поэтому королева расположилась у здания на широкой скамье, наблюдая за тем как бегает ее дочь. Сердце болело.
Сады вокруг церкви были прекрасны. Высокие дубы, ухоженные клумбы, все еще действовала магия, наложенная на них. Только на каменных дорожках прорывались тоненькие стебельки травы. Даже тут волшебство было не всесильно, как и в жизни. Она защитила сына от нападок, но не может уберечь от этого чертова титула. Сейчас она ненавидела своего мужа так сильно, что на глаза наворачивались слезы. Маленькая Эна даже замерла, внимательно смотря на маму.
- С Заалом все будет холосо? - не выговаривая спросила девочка, склонив голову. И королева подобралась, смахивая нахлынувшую печать, оставаясь сильной женщиной, настоящей женой Его Величества.
- Конечно, моя милая, это его...
- Сегодня он станет настоящим герцогом, - мягко произнес кто-то позади. Высокий мужчина с черными волосами и седой прядью смотрел строго, но в серых озерах плескалось что-то вроде нежности, коей никогда там не было.Королева замерла в удивлении, но наваждение пропало как и появилось. Король посадил девочку на скамью рядом с собой, смотря вдаль, где среди густых крон на крыше виднелось две закутанные в черное фигуры. Король еле заметно нахмурился, но остался сидеть, прикрыв глаза. Он нисколько не потерял силы, уничтожить тех, кто посмеет помешать ритуалу и последующей церемонии, не составит труда, а пока пусть королева и дочь насладятся тишиной.
Но тишина надолго не задержалась. Недалеко зашуршала трава, хрустнула сухая ветка под подошвой тяжелых ботинок, и перед светлые очи королевской четы явился еще один ребенок - старший сын Руур. На его лице появилась улыбка - копия отцовской. Презрение и высокомерие, привычные качества тех, кто принадлежит к роду Фалогов, что течет в крови.
- Семья в сборе, - хмыкнул он, придерживая рукой ремень, на котором был прикреплен меч. Широкий подбородок был высоко закинут, глаза немного прикрыты, а нос немного морщился. - Ах, да. Эльзара же нет, хотя...
- Он твой брат, Руур, - строго произнесла королева, ненавидя своего мужа за такое воспитание сына. Руур вовсе не такой, он добрый и ненавидит драться, а еще очень сильно любит своих брата и сестер. На мгновение наследник стушевался, но тут же взял себя в руки. Все-таки ему еще слишком далеко до отца. И сейчас Ее Величество жалела о том, что с королем все хорошо, что он сидит здесь рядом, а не умер на той кровати от болезни.
- Твоя мать права, Руур, - кивнул отец, вставая. - Каким ублюдком он бы ни был, твоя мать и я приняли его в семью.
- Пора, - холодно бросил кто-то позади, и зашагал следом за королем.

Сердце билось как бешеное, а руки тряслись. Мне казалось, что мир рушится. Медленно опадали куски глиняной массы, сухой, отчего везде была красная пыль. Дышать тяжело, но надо суметь сделать хоть что-то перед этой самой гибелью мира. Моего маленького мирка.
Шаги давались с трудом, ноги казались ватными, а ступни обжигало, словно мой путь лежит через горящие угли. Все закончится так, как задумывалось отцом изначально: смерть в северных землях, среди тех, кому принадлежит моя половина. Я, чертов ублюдок, чей отец даже не помнит, с кем изменил своей жене!.. Моей красавице-матери. Какого черта он вообще на ней женился? Он же... Почему не выбрал другую, которая заслуживает этого. Не мама, влюбленная в Руни...
"Так легче, легче кого-то обвинять, чем принять свое предназначение..."
Что? Это... Это не мои мысли! Кто?..
Рональд стоит чуть потдаль, в тени пышных лип, только-только начинающих обновляться листвой.
"Не влезай мне в голову".
"Если бы ты не хотел, я бы ничего не увидел", - произнес голос в стенках, удерживающих мозг. Все еще было болезненно принимать сообщения от темного, но не так как раньше. Тем не менее, боль отвлекала от предстоящего, просто не думать о том, что скоро все кончится. И начнется агония, попытка выжить, страх перед очень скорой смертью... Почему отец так спешит провести этот ритуал? Открыть всем темным, кто их новый босс... Они пока только предполагают, но уже пытались убить меня! Что будет после того, как узор на спине станет сначала кроваво-красным, а после выжжет еще несколько линий?.. Я выбрал именно эту церковь, потому что сюда они не сунутся - слишком большая концентрация магии, которая под рукой отца может превратить полмира в руины. Ведь здесь... здесь он убил деда. А может быть я выбрал его потому, что тут же он убьет сына?..
Мы поравнялись с темным, и я посмотрел в его глаза. Быть может с надеждой, со страхом, с болью. Предназначение? Мое ли? И так уж необходимо идти туда, вовнутрь церкви? Глупые вопросы, потому что ответ один: от этого невозможно убежать, спрятаться. У меня ничего не получится. Я не смогу сбежать как сестра.
Мягкая улыбка на губах Рональда, который сам боялся не меньше моего. Потому что, уходя, я заберу его с собой, в то место, откуда он ушел. Какие причины были у него? Мне не нужно даже спрашивать, мне расскажут и без его ведома. Там, где солнце появляется так редко, а температура не поднимается выше нуля. А может нас убьют по дороге, или же только меня? Да и какой повод гадать? Я не смогу убежать ни в коем случае.
- Мой герцог, я думаю...
- Пора, - кивнул я, следуя вперед по вымощенной камнями дороге, ломая тоненькие стебельки, рвущиеся к жизни. Маленькое желание уничтожить что-то также, как уничтожат меня: беспощадно, не обращая внимания на причиняемую боль. Я слишком сильный, чтобы упасть. Слишком гордый, чтобы умолять оставить меня в покое. Слишком... боюсь причинить боль своей семье, чтобы так просто отказаться. Моя мать не отказалась от меня, моя сестра была со мной и помогала мне сколько могла... И отец, не выкинувший меня, не бросивший какой-то аристократической семье без детей. Нет. Забрал себе и сделал тем, кто я есть. Не заносчивой сволочью, как мой брат, не тем, но и не тем, кто может бросить все ради мечты, как Реда. Отец, которого я никогда не назову "папа" только из-за того, что он предрек мне. Судьба, достойная самого худшего грешника. Судьба герцога северной земли.

Идут. Король со своей величавой аурой, от которой сводит спину для поклона. Сейчас церемония, и горделиво стоять не получится. Мы кланяемся, я и Марод, который делает это с легкостью. Слишком податливый Его Величеству. Как будто крыса, которую приручил один хозяин, его принимает, а других кусает ядовитой слюной. И эта тварь посмела нацелиться на сына хозяина? Не думает, что за это ему хвост отрубят? Пожалуй, я бы с удовольствием исполнил бы такой приказ Его Величества. Блядь, да я буду исполнять все, что он захочет, даже задницу подтереть, это же король, его величие и власть нельзя измерить... И я должен ему за возвращение этого гребанного титула! Да этот самый ритуал проводили и на мне, пить кровь этого говнюка военачальника, хуже быть не может. Даже при том, что теперь поместье Варей принадлежит мне. Оно в этом городе, на окраине. Однако, посещать его нет никакого желания - оно было заброшено около десяти лет, наврядли оттуда успели убрать изображения моей матери...
И в подданных у меня пятьсот человек, помимо города. Разве не этого я добивался? Равенства со всеми школьными друзьями, чтобы Эльзар не смел смотреть на меня, как на низкопробного мага? Но завтра он отправляется на Серую землю, и, черт возьми, я не знал, что влюблюсь в этого мелкого! Так почему же? Что в нем такого? Красивый? Быть может, но и Марод красив, и Рональд, даже папаша малыша не плох собой, а я никогда не западал на парней. Хотя, он и не похож... Слишком хрупкий для мужчины, неустойчивый, хочется защищать, хоть он и не нуждается в этом. Маленький принц, заносчивый, но никогда не грубый. Стойкий. Мой мальчик.
И сейчас до жути хочется схватить его, поцеловать и убежать так далеко, чтобы ни его отец, ни мои друзья-псы не сумели найти. Смешаться с миром. Исчезнуть в один миг, но... Он не будет счастлив. Если бы хотел сбежать, но сделал это давным-давно. Он слишком ценит магию, чтобы расставаться с ней, и, что говорить, очень близок с семьей. Если он не сбежит, очередь наследования подойдет к маленькой Эне, а этого Зар допустить не может. Он благороден. Даже слишком.
Но смотреть, как он идет сюда, почти невозможно. Тонкие руки придерживают шпагу - элемент власти, а не оружие. Золотая гарда, украшенная ажурными сплетениями роз, ловит лучи вечно заходящего солнца Лоргона, и отводит взгляд от пустых черных глаз, которые сейчас смотрят пристально вперед, не осматривая своды старой церкви и присутствующих магов. Больно, в них очень больно смотреть, и в бессилии отвожу взгляд на сомкнутые в плотную губы, бледные, кажущиеся чересчур тонкими. А ниже гордо вскинутый подбородок, без щетины. Шея... маленькое адамово яблоко, тонкие жилки, выступающие ключицы, полуприкрытые прямым воротничком белоснежной рубашки, две пуговицы на которой вольно расстегнуты. И как всегда, одежда висит на нем, как на манекене. Поверх рубашки расстегнутый черный пиджак с прямыми краями, классические брюки и туфли по ноге. Красота и изящество в каждой вещи, но все это дополнение к природному снобизму. Черт... Я начинаю снова злиться.
Зачем я здесь? Его Величество сказало, для подстраховки, думает, что нападут? Темные или свои? Да и зачем такая помощь как недоученные маги-школьники? Хотя, можно сказать, это первое мое задание, ведь теперь, вступив в права наследования своего титула, я наделяюсь полномочиями помощника смотрящего тайной стражи короля. Таково условие короля, не пес его сынка, но и не вольный дворянин. Я не знаю кто в моем подчинении, в чем мои обязанности. Да и кого мне защищать? Эльзара? Или королевскую семью, расположившуюся в глубоких креслах большого круглого зала под куполом. Всюду осколки и мусор, все наполнено пылью, но убирать ее нельзя - сколько крови под ней? Ведь здесь король убил своего отца.
Байка старая, мне рассказывал еще мой старик, как страшную сказку. Была пышная церемония свадьбы короля с женщиной, которая должна была стать мачехой нашему Величеству. Ему не нравилась она, и тогда, сотворив мощные чары, почти те же, что Эльзар использовал для Рональда, но более мощные. Вихрь перерезал всех, кто находился внутри, словно настоящая мясорубка - кровь, остатки гостей и короля со своей невестой... С тех пор многое изменилось, ведь главы большинства семей сменились, взамен уничтоженных на той церемонии.
Сейчас в церкви не осталось ни единого целого стеклышка. Пустые витражи, через которые задувает ветер, мешая пыль на полу, зрелище не менее печальное, чем возведенный крест насреди зала для проповедей. Когда-то давно печальные фрески украшали своды, но после того события были уничтожены кровью и ветром. Тогда все те картины изобразили на этом кресте, в память тех, кто погиб за старого короля. Вырезанные на стальном памятнике, они были более жуткими, чем если бы лежали поверх стен. И смерть первого короля, разрываемого внутренними чувствами, казалась такой реальной. Искореженное болью лицо Нарага, глаза, полуприкрытые напряженными веками, каждая линия гравировки стального креста передавала все, что испытывал первый. Стоя перед северной дверью в зал, я лучше всего видел именно страдания железного короля. И они так были похожи на мои собственные. Нельзя уйти от своей боли, она когда-нибудь возьмет свое...
Но сейчас совсем не то время, чтобы развешивать свои сопли. Прежде всего: защита Зара. Мне все равно, что случится с любым в этом зале, но малыша задеть ничто не должно, собственно, поэтому моя позиция - северная. Там снаружи, за западными дверьми стоят стрелки, поэтому Вольф и Фариш, прошедший посвящение в псы немного ранее первого, защищали те двери. В случае чего, они достаточно надолго задержат нападающих. Тем более, что мой лучший друг специфицируется на ближнем бое, а Фар на дальнем, то в случае необходимости один сможет защитить другого, пока тот уничтожает тех, кто позади. У окон еще не посвященные - Мак, Патис, Маркор и Эддерик. Сам фундамент церкви полтора метра над землей, стены снаружи очень гладкие, забраться по ним почти невозможно, да и подоконники с обратной стороны полукруглые, уцепиться не за что, но... Темным же так легко перемещаться в пространстве, они словно животные, не люди. Если они попробуют... Наврядли удастся удержать нападение до окончания ритуала. Ведь пока идет ритуал, никто из королевской семьи не может колдовать. Даже король.
- Эй, стой у восточного окна, - киваю Мароду, там никого нет - сторона выходящая на реку, оттуда достаточно сложно попасть вовнутрь. И именно этот путь я дал охранять тому, кому не доверяю больше всего.
Что касается меня самого - северные двери. За ними когда-то было место, где проповедники отдыхали и составляли свои речи. Не сказать, что место опасно, но там находилась небольшая дверца, которую стрелки отказались охранять. Не думаю, что темные ее пропустят. В случае этого, я смогу дать должный отпор. Может быть, я и переоцениваю свою мощь, но ни в коем случае не позволю причинить вред Эльзару. Там, около самой дверцы стояла Реда и Райн, пусть они и слабые маги, но предупредить о нападении смогут.
Теперь осталось только ждать, пока этот чертов ритуал не закончится.

- От третьего солнца на семь десятых луны, около полуполуночи, постановил один из королей, и да будет так, - закончил король, передавая чашу с кровью своему сыну. Уже почти стемнело, и лица Эльзара было почти невидно. Я создал легкий шар со светом, и удовлетворенно смотрел на красивое лицо малыша. Он красив... Теперь, с красными от чужой крови губами, его вид больше похож на диких ведьм в далеких восточных лесах. Ветер растрепал черные волосы, отчего несколько прядей так же обагрились. Принимая ношу не по своим силам, он выглядел величественнее, чем король, стоящий неподалеку. Казалось сейчас должен политься дождь и грянуть гром, а дикий ветер все же задует мой светлячок, и только вспышки молний будут окружать этого получеловека-полутемного. Но нет, ничего подобного не случилось, только свечи в старых резных канделябрах негромко затрещали, освещая зал еще сильнее. До конца ритуала оставалось совсем немного - молитва принимающего правление к тому, кто не сумел передать власть будучи оставаясь в здравии и жизни. Темные, принимающие ритуал пропали в одно мгновение...
Минута между заключительными словами Его Величества и молитвой ненаследного принца казалась будет бесконечной. Или это из-за необъяснимой магии, витающей вокруг. Она цепляясь за огоньки свечей, расползалась по всему залу, и так же необъяснимо вытекала из пустых витражей. Оранжевые отблески пламени, цепляясь за невидимые потоки, играли на красивом лице Эльзара, делая белоснежную кожу немного более яркой. Тени, цепляясь за ресницы, удлиняли их, и залегали на щеках, делая скулы невероятно острыми. Мне хотелось увидеть, как огонь плескается в чернильных глазах, но он не смел их открывать, потому что пляска казалась бы лживой…
- Я прощу у тех, кто ушел, силы… - зашептали нежные губы Зара, и я помнил их вкус: сладковатый, с маленькой толикой горечи кофе и медикаментов. Да и наврядли я бы смог забыть красоту его гибкого тела, мягкость волос и то выражение лица, тогда – когда мы стояли под дождем, обнимая друг друга. Чистые помыслы, не затуманенные положением в обществе, настоящие эмоции, которые он всегда так тщательно скрывает. Мой мальчик…

Внезапный треск, слишком громкий остановил меня. Я открыл глаза, пытаясь увидеть, что происходит вокруг, но отец затуманил зал. Большинство свечей погасли, осталась лишь одна в оплавленном подсвечнике, непонятного цвета. Цвет засохшей и запыленной крови? Надо продолжать… Что бы ни творилось в тумане…

Черт возьми! Я почти поверил в то, что нападения не произойдет! Король молодец, отличный ход – затуманить все, однако, как в таком плотном облаке найти врагов и не покалечить союзников? Сзади шорох, слишком легкий для моих друзей. Выпад из-за левой руки и мой меч звонко противится кривому ятагану. Фигура нападающего скрыта плащом, но двигается он замечательно. Я видел, как темные умеют сражаться, пусть и не во всю силу – бой малыша с Кристофером был весьма показательным. Так же, я хорошо заметил, что основа их сражения – нападение, а оборона очень сильно хромает. Они уверены, что их мастерство не пересилить? Не из-за этого, напыщенный ублюдок даже не думает снимать плащ с длинными полами, которые, должно быть, усложняют движение?.. Ты недооцениваешь меня, ублюдок!
Резко перекидываю клинок в другую руку и кидаю заклинание, которое разжижает пол. Не забывай урод, что ты идешь не просто против воина. Я и маг!
- А-а-а! – женский крик издавался откуда-то позади. Черт, на королеву напали или на Реду?.. Резко вскидываю меч, подавая ближе к гарде противника. Сила удара не плоха, да сука? Не выронил меч, но кончик весьма ощутимо трясется. Выбить будет еще легче… Ай! Ты-то куда? Два на одного? Да ребята, вот это запал, вот это страсть!
Делаю резкий полуоборот, пуская меч вниз, туда, куда новенький не успеет поставить блок. Клинок прорезает тяжелую ткань плаща и вспарывает ногу противника, но тот даже не замечает «царапины» в дюйм глубиной. А у этого нормальный меч, кстати. Мы, конечно, можем посоревноваться в мастерстве, но простите, товарищи темные, мой малыш в опасности.
Прорезаю воздух возле плеча первого в обманном маневре, и резко опускаю меч так, чтобы отбить удар понадеявшегося противника. Вот так, звон стоит невыносимый, но сейчас будет гораздо хуже… Поднимаю плечо, перехватывая меч поудобней, и легким прыжком в сторону, взмах, и голова катится к ногам второго. А все потому что мой первый удар выбил его запястье, а с таким повреждением драться со мной не имеет смысла. Я лучший воин.
А теперь второй… Резкий выпад неожиданно возникшего из неоткуда Руура заставил меня удивиться. Надо же, он может держать оружие в руках, видимо Зар его недооценивал: движение было весьма умелым и отточенным. Принц усмехнулся, чуть указывая глазами позади меня. Ого, еще один темный… Резко кидаю в него тот самый святлячок, который до этого путался в тумане. Он, прорезав воздух, стрелой воткнулся в грудь нападающего и со свистом вылетел, постепенно угасая. Черт, у меня только трое…
- Сколько их здесь? – тихо спрашиваю у принца, прикрывая его спину. Вокруг невообразимая тишина… Черт, еще одна уловка короля или же жест, принадлежащий темным?
- Много… Впрочем, брата они не получат, - фыркает парень, удивляя своим спокойствием.
Руур в отличие от Эльзара был больше похож на мать – более округленное лицо, голубые глаза и небольшая горсть веснушек на щеках, при черных волосах. Телосложение более схоже с королем – сильные плечи, точно воин, крепкие руки.
- Эй, Варей, почему ты не пойдешь ко мне на службу? Я будущий король, - как-то чересчур весело спросил он, резко кидаясь в сторону. А я ставил блок от удара со спины. Звон мечей на некоторое время оглушил меня, но не лишил чувства, трещащего об опасности. В очередной раз скрещивая клинки с противником, я заметил, что в наш бой два на два, вмешиваются еще трое. Слишком много! Бью плашмя по лезвию того, с кем сейчас танцую, удивляя его своим движением. И высвобождаю энергию через меч, теперь начнется настоящая битва!..

- И пусть будет так, - закончил я, опускаясь на колени. Руки тряслись от напряжения, а глаза резал слишком плотный туман. Теперь я герцог? Полноправный. Вот только… Почему в теле такая слабость? Словно та зияющая дыра без магии только разрослась еще сильнее. Да… осталось только потерять ее… Нет! Только не так…
Ногти сами царапают ладонь. Кровь течет на каменные плиты, добавляя к старым разводам новые. Именно так… Почему? Я не знаю, но так надо.
- Прощу у крови пролитой сил… - шепчут губы, и груди появляется то самое ощущение власти…

- Риверейс! – кричу, кидая водяную бомбу на тех двоих, но вместо нее появляется маленький мокрый шарик… - Черт, что происходит?!
- Он смог! Наш герцог впитывает силу земли! Он признан ей! – вскликивает появившийся из тумана Рональд, сбивая две головы за раз. На мгновение снова стало тихо. – Зар, он признан…
- То есть колдовать нель… - в мгновение туман рассыпался, и зал, освещаемый только светом луны. Парни удерживают троих на западе, Марод танцует с двумя чуть поотдаль, а король… За его движениями даже сложно следить… И малыш, что с ним?! Почему он на полу…
Отбиваю очередной удар, почти сразу же парируя и отрубая голову темному.
- И сколько нам нельзя будет колдовать? – возмущенно проорал Марод, сбиваясь в отражении ударов налегающих на него противников. Я было хотел метнуться к нему, но тихо заходящий за спину принцу нападающий сменил мои планы. Он не ожидая такой подлянки с моей стороны отбыл в мир иной, или куда там попадают темные, даже не поняв, что его убили. Принц еле заметно кивает головой, перерезая тело еще одного наполовину. Я сглотнул, все-таки, у Руура невообразимая сила.
- Пока он не насытит себя, инициация выбила из него все силы, - тихо ответил Рональд непонятно кому. Черт, а это действительно редкий момент, когда можно увидеть Его Величество в сражении. И я, кажется, понимаю, почему он наш король. Быть может он лучший маг… Но воин из него в тридцать раз лучший чем все мы вместе взятые. Он ловко убирает одного темного за другим. Сейчас, когда Эльзар блокирует нам всем магию, они появляются реже, заскальзывая в окна, двери пока не были открыты, но снаружи слышится бой. Видимо стрелки сдерживают основную массу…
Настала небольшая передышка. Темных почти не осталось – Вольф заканчивал с последним в зале. Через несколько секунд все закончилось, неслышно было ни единого шума за дверью. Я немного напрягся, не веря в то, что нападение исчерпало себя. Клинок в руках звенел, чувствуя недавний запал, но рубить больше некого. Даже король немного удивленно осматривал валяющиеся трупы, брезгливо морщась. Но… где королева и маленькая принцесса? Они же кричали…
- Отец, - немного преклонив голову, говорит Руур. – Позвольте помочь брату, я думаю, ему хватит…
- Нет, он может срезонировать… - выставил руки вперед Рональд. – Поджарит всех нас, заодно и полгорода – он словно после пустыни пьет и не может напиться… К тому же, это еще не конец битвы...
В насмешку его словам дверь, которую должен был охранять я, распахнулась, явив нашим взорам с десяток фигур в плаще и… Реду с Райном, ничуть не беспокоящихся такой близости с темными. Тихий смешок короля дополнил эту картину как нельзя кстати. Его катана спряталась в пространственных складках, всколыхнув пыль на полу стекающими капельками крови. Уже можно пользоваться магией?.. Даже легкой струйки не удалось исполнить. Черт, так как у короля это получается? И если он может колдовать, то почему не уничтожит их…
И, что более интересно, почему он так спокойно отреагировал на присутствие дочери в неположенном месте?
- Реда, моя милая дочь, бросившая семью ради простолюдина… А ведь тебе в мужья был избран не худший вариант, Лайер Фрам. Вы дружили, общались, что же заставило тебя, дочь моя, отказаться от всего? – могу поклясться, что он знает ответ.
Сейчас, стоя, не опираясь ни обо что, скрестив руки на груди, он походил больше на бойца, чем на высокого правителя. Или из-за того, что в глазах его плескался боевой задор? Тот же, что и у его старшего сына… Блеск настоящего мага-воина. При всем своем отвращении к нему, я чувствовал родственную душу. А глубоко внутри пообещал себе, что если не удастся провести тренировку, то со следующими повстанцами я выступлю только ради битвы с ним, самый достойный противник из всех, кого я когда-либо видел.
- Потому что он предложил мне гораздо больше, чем просто быть наложницей старого ублюдка! – выплюнула девушка, делая шаг вперед. Ее тонкая женская ручка изящно лежала на гравированной сабле, даже немного не подходящей ее силе. Черт, а она, оказывается, замешана в бунте… Ее обманули? Хотя… Надо сказать, она всегда бесилась, когда речь заходила о короле. Да и ложные обвинения в его сторону…
- О, так раздвигать ноги перед темным предало тебе больше чести, - фыркнул Его Величество, а я сжал челюсти. Он слишком грубо говорил о своей дочери. Такое непочтение к члену своей семьи, да и перед посторонними… Чего он пытается добиться?
И, стоп. Райн - темный? Тогда почему из нее выкачали…
- Хорошо, что я опустил тебя до уровня знахарки, дочь. Ты же не думаешь, что тот закон еще в силе? Я выкинул его к чертям еще в начале своего правления, - рассмеялся король, отчего Марод, стоящий недалеко от меня, вздрогнул. От смеха кровь застывала в жилах.
- Т-ты… т-ты… - не веря распахнула свои серые глазки Реда. Растерянный взгляд лишь на мгновение, но тут же собранность. Она явно пришла сюда не для разговоров – я заметил несколько клинков, так внезапно обнажившихся.
В наших рядах тоже произошло изменение: Рурр благородно прикрыл брата, остальные, повторяя за мной, подошли ближе настолько, чтобы иметь место для маневра, хотя Фариш еле заметно ушел в тень, по пути вытаскивая из мертвого стрелу. Наша задача – защитить сына короля… Это единственный шанс доказать, что он для меня не просто объект насмешки. Он дорог мне, и я не позволю никому забрать его.
- Да, я наказал свою дочь, которая посмела сговориться с темными, - спокойно кивнул король, после чего осмотрел зал. Остановив свой взгляд на незапятнанном в пылу боя кресле, которое предназначалось ему, Его величество, не беспокоясь удара в спину, подошел к нему и сел. Драться он не собирается? Хотя… если учесть, что нападение произошло внезапно, и его сыну могла грозить опасность – в тумане мы ничего не видели и вполне могли пропустить этих тварей к Зару, королю было просто необходимо вступить в битву.
- Ну что ж, теперь пришла пора расплачиваться за ошибку, Ваше Величество, - ощетинилась Реда, скидывая со своих плеч плащ, который черным вихрем полетел прямо на Рональда, который стоял ближе всего к ней. Послышавшийся через мгновение звон скрестившихся клинков, дал сигнал к обороне. Рихральд умело отбивал удары дочери короля, вовремя уклонившись от плаща. Да, если бы ее маневр удался, он бы уже валялся с отрубленной головой, сливаясь с гнилыми телами других темных. Хотя, это довольно странно, что хрупкая мадмуазель-принцесса так сильно бьет.
Я взял на себя троих, последовавших за своей предводительницей. Остальные устремились к королю, но ни один не дошел до него. Руур легко отбивал град ударов Райна, который оказался весьма умелым бойцом. Легко нанося повреждения, он так же легко уходил он ударов принца. Черт, а мои противники тоже не плохи. Видимо первое нападение было пробным, не претендующим на что-то. По крайней мере, троих я тогда удерживал проще. Черт! Один успел полоснуть меня прямо по животу, знатная царапина… Но… Подумав, что я вышел из игры они слишком расслабились. Росчерк моего меча и один из них падает под ноги. Не медлю, мгновенно перехватывая эфес, и выводя отточенный прием. Сразу двоих, но видимо отдохнуть мне не придется. Вольф заметно отошел от натиска его противника, хотя, я не скажу, что тот был особо аккуратен. Я был в поле его зрения, но он даже не заметил, что я двинулся к ним. Легко отведя его удар, который мог бы стать для моего друга роковым, я перевел его в свою сторону. Надо же, какой он послушный. Вот только, в его случае не стоило забывать о том, что Вольфу такая передышка будет на пользу, и он не побрезгует напасть сзади.
Еще одна голова полетела с плеч. А вот дела у Руура совсем плохи – его противник специально задевает те точки, которые кровоточат сильнее всего, если дело так пойдет и дальше, то принц вполне может получить смертельный удар… А!
Удар слева был неожиданностью, спасибо рефлексам! Но тем не менее, противник очень даже… А, черт! Задел лицо, еще бы чуть-чуть и я валялся с раздробленным черепом… Занятная бы получилась картинка. Увожу его в сторону, так, чтобы Вольф смог перенять несколько ударов, но темный, не поддавался, только участил удары, от которых отбиваться стало сложнее. Ах, черт!
- Эй, я предпочитаю, чтобы меня прижимали к стенке девочки, - смеюсь, легко уходя в сторону. Очень хорошо, теперь он открылся… Взмах, и он валятся на полу.
Слишком тяжело, это словно поединок на тренировке с одним человеком – времени не много, но выматывает слишком сильно. Сам не заметил, что дышу ртом, глубоко хватая воздух. Да и боль в животе слишком сильная, кровищи наверное немеряно… Скриплю зубами, но сдерживаюсь. Это еще только начало…
Драться с каждым противником было все тяжелее. Они талантливые бойцы, словно привыкшие не опираться на магию. Несколько раз я пытался пустить заклинание, но ничего не вышло. Они же появлялись из неоткуда. Порой я даже спотыкался об их тела, хотя… У нас тоже были потери. Фариш, не слишком умелый в ближнем бое получил глубокую рану. Вольфу теперь приходилось защищать его, хотя… Кровь лилась слишком сильно, если его в ближайшее время не отправить к лекарю, он может погибнуть!
Принц тоже заметно замедлился. Райн хорош, даже слишком. А вот Рональд наоборот притеснял принцессу, которая, кажется, держалась на одной ненависти к своему отцу. С каждым ударом она все меньше атаковала и больше защищалась, но все же… Я не думаю, что она сможет продержаться еще долго. Марод все еще танцевал с первыми противниками, скорее дело было в том, что те не слишком уж вкладывали душу в бой, да и Марод двигался вяло. Хотя… может быть, все дело в темном пятне на красном свитере?
Король же сидел в абсолютном спокойствии… Чего он хочет добиться? Мы хоть и хорошие бойцы, но настоящих сражений до смерти у нас не было! Нас учили сражаться в наисложнейших условиях, но не убивать… Но, наверное, это лучший первый бой для нас. Бой в защиту, бой за правильную сторону.
Долго, слишком долго… их слишком много. Начинаю задыхаться, уже почти полностью вымотан, ощущение, что скоро все кончится, но… Это не тренировка. Ожидать конца здесь глупо. Мы победим, я знаю, но… Нет. Мы победим и не умрем!

Это было похоже на посвящение. И холодно и жарко… воздуха слишком много и в то же время мало. Знобило, но я не мог остановиться, отказаться о того, что принадлежит мне по праву. Моя магия, та, что оставила меня, узнав о темной половине, и которая возвращалась. Тяжело, слишком тонким потоком, делая мне больно… В ушах звенело от напряжения, а я не мог остановиться…
Это какая-то агония… Но становилось лучше, я наполнялся светом и тьмой, стихиями воды и воздуха, земли и самое главное огня. Он словно ожил во мне, обжигая внутренности своей непослушной силой. И мне не хотелось ее усмирять, позволяя языкам пламени танцевать внутри, выводя только ему известные пируэты. Магия снова со мной… разве это не счастье? И пусть эти темные стелят мне дорогу, покрытую ловушками, капканами, а еду травят ядом. Я с магией, а значит, ни один из них не посмеет посягнуть на жизнь моей семьи и моей…
И Лоф… он же тоже теперь семья?..

О, черт возьми, меня еще пару раз задели. Теперь кровь хлещет из руки, и падает на лицо из рассечённой брови. Вольф уже пропускает удары, принц двигается с трудом, такое ощущение, что Райн просто продолжает с ним играть, позволяя прожить еще какое-то время. Что ж, если учесть, что Реда организатор сегодняшней «разминки», то это вполне нормально. Все-таки, он ее брат.
Что-то не так… Э?.. Темные просто… рассыпаются в прах?
Что случилось?
- Неподчинение новому герцогу – смерть, - холодно звенит чей-то голос, разбиваясь ледяной глыбой на сотни осколков, врезаясь в стены и проникая в уши. Я знаю этот голос, и это значит…
- Мой сын, ты наконец-то закончил… - удовлетворенно кивнул король. Теперь пол устилал пепел, и шаги Его величества заглушались им лучше, чем мягким ковром.
- Ай! Отпусти меня! – закричала Реда, которую Рон подводил к правителю. Король удовлетворенно кивнул головой.
- Все же, ты плохая актриса, моя любимая дочь, - покачал головой он. – Говорить, что я не присылал тебе денег, но самой ходить в весьма дорогом костюме… Или прислать мне торт собственного изготовления. Хотя, откуда ты узнала, что корень пира так легко может вызвать ухудшение состояния короля? Или твой дружок Райн подсказал? Хотя, он тоже еще зеленый молокосос. Кто стоит над вами? За кем ты пошла?
- Ни за кем! Это я! Я должна стать королевой, а не Руур! – выплюнула она. – Убить этого недонаследника, а Зар уже не сможет занять трон – ведь он повенчан на своем герцогстве!
- Я знал, что в ком-то все-таки прорастут мои гены, - хмыкнул король. – Вот только, кто бы мог подумать, что в этой самой церкви я убью и свою дочь…
Убьет? Но…

Убьет! Нет! Я бросаюсь вперед, вставая между отцом и ней. Но кто-то резко хватает за руку, притягивая к себе, а широкая ладонь прикрывает глаза. Нет! Отпусти меня!
- Пусти! – но вместо крика изо рта вырывается сиплый шепот. – Отпусти…
- Ты ей не поможешь, - так же тихо произнес Лоф мне на ухо. – Успокойся, Зар, она тебе больше не сестра.
- Ты давно отречена от имени семьи Фалог, но все же имела наглость выступить против приказа короля, - голос отца набирал силу. Он злился, хотя всем вокруг наверняка казалось, что он всего лишь показывает свою власть. Но эти нотки… они появлялись только тогда, когда он поистине в ярости. Привычное ожидание, что случится плохое… И я слышу хруст. Нет… Он же не мог! Она… она же дочь…

Король держал лицо своей дочери, зареванной, но не переставающей гневно сдвигать брови. Реда сейчас была похожа на него этой злой складкой между бровей, суженными зрачками. Это словно видеть Его Величество плачущим. Дико…
- Моя любимая дочь, - тихо шепчет он, не слышно для других, и большие пальцы вытирают слезы. Большие руки почти полностью обхватывают ее красивое лицо. И так просто резко двигают его в сторону. Хруст, кажущийся таким громким в этой комнате, заставляет всех зажмуриться. Только Рональд стоял и смотрел, потому что в его жизни было много всякого… Даже вдруг ставшие бирюзовыми глаза короля.

Возможно ли было оставаться в городе, где отец убил сестру?.. Я не смог. И сейчас стоял на перроне, дожидаясь поезда. Страшно не было, Рон объяснил, что герцог неразрывно связан со своими поданными, и легко может их наказать. Что ж, смерть мне не грозить, моя магия с собой. И больше незавершенных дел не осталось.
Маму с Эной оказывается забрал Руни. Так сказал отец, а еще сказал, что наша с Рууром мать умерла в этой битве, вместе с сестрой, защищающей их. Так правильно… Слава героя, чем презрение к предателю. А мама… Она наконец-то будет счастлива, Его Величество отретуширует память всех о том, как выглядела его жена, он умеет. И Эна будет расти в любящей семье, делая то, что хочет, выбирая свою судьбу, а не то, что ей предначертал ее отец.
- Эй, напиши, как доедешь, и отправь самого быстрого во дворец, - улыбнулся Руур, когда мы спускались с поезда, после того, как закинули вещи.
- Спасибо, - киваю ему, словно не расслышав последней фразы. Ветер, подхвативший мои волосы, поднялся вверх, куда я повернул свою голову. Там, на надземном переходе стоял Лоф. Он… он не дал спасти Реду… Я мог…
Но после я не видел в его глазах ни малейшего раскаяния. Он виноват, но не осознавал это. Возможно, мне было бы больно расставаться с ним, но не сейчас. Мне хотелось уничтожить его, выплеснуть все, что сейчас бурлило внутри. Человек, избивающий и издевающийся надо мной в школе, захотевший унизить еще сильнее, играющийся со мной, и не давший спасти сестру. Я ненавижу его… Того человека, в которого поверил, в которого влюбился…
Тяжелый гудок разрушил все вокруг, и лишь несколько капелек упали с глаз, но мгновенно были сорваны с глаз.
- Пора, - говорит брат. И я обнимаю его, так как знаю, что у него внутри. Он не так дружил с Редой как я, но несомненно любил еще ничуть ни меньше. – Она… она в лучшем мире…
- Да, - киваю я, сдерживая слезы. Там в купе уже ждет Рональд, а на Серой земле у меня уже есть дело. Узнать, почему глава сильнейшего рода темных так быстро покинул нас…
Я в последний раз поднял глаза на переходной мост, на котором все также стоял Лоф, почему-то не отрывающий от меня взгляда. Прощай, Лоф Варей.

Он уезжает. Я был не прав? Нет. Все верно, все как учили: предатель заслуживает смерти. А он держится. Почти не плакал…
Слишком сильный ветер, словно зима вернулась.
На щеки попало что-то мокрое. Дождь? Или его слезы.
И только череп больно сдавливает, и слышится мягкий голос: «Прощай, Лоф Варей».
Нет, мой мальчик. Теперь, когда я совершенно точно влюблен в тебя, я соглашусь только на «до свидания».
Конец первой части.

От автора:

Эта глава заняла у меня больше всего времени. Уж больше месяца точно. Как говорил Карлунд Эдмунд: «Начать может каждая мартышка, но закончить…». Но не переживайте: это всего лишь конец первой части. Лоф и Зар должны быть вместе, поэтому впереди их ждет еще долгий путь. Теперь они оба аристократы, но Лоф еще только не ощутил всей своей власти, а поэтому он должен доказать Эльзару, что они все же равны.
Что же до ошибок… Прошу исправляйте меня, потому что последние две-три главы не имеют беты, а у автора еще сильный склероз. Это обуславливает то, что Лоф то длинноволосый, то с коротким ежиком волос, ну и куча других ошибок. Их тоже, если можно, исправляйте) Что касается следующей части, задерживать с ней не буду, но по уровню она будет написана лучше все-таки, первые несколько глав это моя проба в слеше, который после стал любимым жанром, когда я решила продолжить написание. Искренне благодарна тем, кто читает.
Но я не прощаюсь, а говорю: «до следующей главы»!