То, что есть во мне

16:29 

Глава 3. "Никуда ты не поедешь"

Chaefilka
Шоичи не сразу понял, что случилось. Вот звучит знакомая мелодия, а вот чьи-то губы нахально целуют его, а язычок пытается протиснуться вовнутрь. Мужчина в удивлении распахнул глаза, не веря в происходящее. Его целует парень! Да... Его не каждая девушка, которую он водил на свидания соизволила поцеловать, а тут парень! Он приоткрыл рот, пытаясь что-то сказать зарвавшемуся юноше, но тот совсем не хотел прекращать. Его ладонь легла на напряженное лицо рыжеволосого, а большой палец поглаживал скулу. Он мягко чмокал, изредка задевая язычок Шоичи своим, поглаживая слегка потрескавшиеся губы. Ученый уже не понимал, что происходит, но то, что он сгорает со стыда, было понятно всем: покраснели не только щеки, но и уши, которые почти сливались с волосами. Наконец, Бьякуран отодвинулся от него, довольно улыбаясь.
- Ты очень сладкий, Шо-тян, - промурчал Джессо, отламывая ложечкой кусочек от своего пирожного. - Я надеюсь, ты не будешь делать глупостей?
- Глупостей?! - взорвался Ирие. - Молодой человек, я не знаю кто вы, и я не хочу ничего знать о вас! А теперь, будьте добры, дайте мне спокойно поесть, - громко проговорил он, яростно отхлебывая кофе. Сделав чересчур большой глоток обжигающего напитка, ученый вздрогнул, роняя чашку на свои штаны. - Ах, черт!
- Шо-тян! - вскрикнул Бьякуран, принимаясь чистить салфеткой штаны.
Ученый только и успевал опускать руку юноши ниже к месту, испачканному кофе, при этом ужасно сильно краснея. Бьякуран то и дело пытался погладишь слегка выпирающий бугорок, при этом развратно облизывая губы. Шоичи уже не знал, куда сильнее можно краснеть, а в голову как назло лезли картинки отнюдь не входящие в рамки цензуры...
- Чего вы хотите? - обессиленно прошептал мужчина, глядя в глаза Джессо. Тот нежно улыбнулся,приподнимаясь с колен, провел носом по гладко выбритой щеке ученого...
- Чтобы вы не летели в Японию и не говорили себе-юному, что хотите стать музыкантом... - шепчет парень на ухо Шоичи.
- Кто вы и откуда знаете о том, что я хочу сделать? - отводит глаза ученый, снимая свои очки.
- Можно сказать, у меня есть кое-какие связи, да и... Вы создали что-то опасное, но не новое, - улыбнулся Бьякуран, и по этому выражению лица, Ирие не мог понять: лжет Джессо или нет. Возможно ли, что кто-то в этом времени смог сотворить нечто похожее на его машину времени? Вполне, ровно как и то, что этот парень просто понапридумывал все это. Нет, можно угадать, что он хочет стать музыкантом, но... Нет, профессор абсолютно не понимал, почему, но он верил странному подростку, который был слишком близок.
- Почему я не могу быть тем, кем хочу? - тяжело выдохнул рыжеволосый. "Это я не спрашиваю, почему этот парень поцеловал меня!"
- Потому что ты хотел стать ученым, не делай поспешных выводов... Вот смотри, - Джессо пододвинулся ближе и взял руку Шоичи в свою. - Ты молод и полон энтузиазма. Но со временем тебе захочется спокойствия, ты ведь не из активных людей, Шо-тян. Я изучил твой психотип. Для тебя гораздо приятней посидеть дома с чаем, бутербродом и любимым ноутбуком. Пять лет ты будешь радоваться каждому концерту, играть в удовольствие... Но потом? Что потом, Шо-тян? - фиолетовые глаза смотрели, казалось, в самую душу. Ирие отвел взгляд, не в силах противостоять ему. Каким бы юноша не был странным, но он говорил правду. Профессор никогда не стремился к активным видам отдыха, а музыка... Это только кажется, что сидишь себе, брынькаешь, но он и не шансон собирается играть. Да и дома лежит электро-гитара, купленная на деньги полученные от подработки за лето, а он изучает партии Queen. Юный-он. А к нему-настоящему прижимается странный беловолосый парень, знающий о нем слишком много. Откуда? Он путешествовал на машине времени, созданной в этом времени? Или же пришел из будущего?.. Нет, машина, судя по всему, осталась в доме, но что там понадобиться могло студенту, да и... Не помнит Шоичи никого подобного в своем университете, слишком внешность у парня отличительная, такого даже если единожды увидишь - не забудешь.
- Ты слишком пассивен, Шо-тян, это не для тебя. Там ты не сможешь чувствовать себя в своей тарелке, - продолжал Бьякуран, уже отстраняясь от ученого. Сиреневого оттенка глаза теперь смотрели пристально, отчего по спине мужчины прошлись мурашки. Сладкая улыбка на нежных губах теперь абсолютно точно была лживой и ненастоящей. - Ты - тот, кто есть сейчас. Другим ты не сможешь быть.
- Вы слишком подозрительны, чтобы я вам верил, Бьякуран Джессо, - покачал головой Ирие, сглотнув ком, вставший в горле после жестоких слов парня. Он - тот, кто есть сейчас? Неудачник, находящий себя только в железках, а в выходные, заместо девушки и друзей, проводящий в обществе ноутбука и наушников... Человек, никому ненужный, даже матери. А работа... Даже там! Закрытие проекта, к которому они шли так долго...
Он потянулся к карману вельветового пиджака, доставая кошелек. Пара купюр, которой вполне хватало на оплату всего заказа, упали на гладкую поверхность стола, а Шоичи поднялся,поднимая и поудобней перехватывая чемодан. Скулы немного алели от недавнего смущения, а кончик носа покраснел. Бьякуран с удовольствием съел еще кусочек пирожного, наблюдая за тем, как скрывается новый знакомец среди толпы.
Слезы лились градом, скатываясь по гладким щекам, Шоичи не мог успокоится. Какой смысл всего, если он так и останется никому не нужным, какой смысл, если его настоящее - лучшее, что могло случиться в его жизни?.. Зачем он вообще начал строить эту чертову машину! Занялся бы разработкой базы военных, выбор у него был... А теперь? Что теперь? Даже если он изменит прошлое, вдруг его молодая личность выберет тот же путь, что и он? Тогда он просто зависнет в этом времени... А тут... Ничего тут нет, только пара рубашек, брюки, белье и ноутбук, нагруженный музыкой под завязку... В этом времени даже знакомый человек только один - Бьякуран Джессо, этот странный подросток...
Нет, это все не так! Он в любом случае сможет воспроизвести свой проект, даже если он-школьник выберет ту же судьбу! Но не попытавшись изменить что-то, он будет жалеть! Он должен идти вперед, к самолету...
- Внимание, рейс Нью-Йорк-Денвер-Токио отменен из-за поломки авиалайнера... - голос женщины пронесся по аэропорту.
-...крушение! Недалеко от нас, столько жертв... - послышались отзвуки чужого разговора, а сердце Шоичи пропустило удар. Не было никакой катастрофы. Не было! Он проверял! Неужели... из-за него? Даже его появление в мире настолько изменило реальность?.. Нет... Не может быть!
- Шо-тян, ты никуда не полетишь, - прошептал ко-то на ухо. Бьякуран ласково обнял ученого и уткнулся носом в рыжие волосы. - Назовем это судьбой?
- Я... - задохнулся мужчина, давясь слезами. - Это все из-за меня! Они погибли...
- Они должны были погибнуть, - прошептал Джессо, придерживая Ирие за плечи. Сиреневые глаза смотрели с волнением и искренним сопереживанием, хотя где-то внутри сидела ярость. - Ты не виноват в этом. Эта авария должна была произойти. Неужели ты не видел в газетах в будущем?
- Ее не было! Рейс вылетел в Японию! - захлебывался Шоичи, хватая Бьякурана за грудки. Длинные пальцы до боли сжимали кожанку, а мужчина пытался сдержать льющиеся все сильней и сильней слезы.
- Была, - покачал головой парень, вытирая мокрые слезы. Сейчас он бы солгал что угодно, лишь бы этот профессор не плакал, не показывал своей слабости. Джессо злили слезы, злила покрасневшая кожа не от его ласк, раздражал щенячий взгляд, полный надежды. Но он не лгал. - На этом рейсе летел мой дед.
- Что... Я не понимаю... - пробормотал Ирие.
- Я из недалекого будущего, - улыбнулся Бьякуран, понимая, что слезы больше не льются. - Пока это все, что я могу сказать...
Шоичи икнул, всплипнув. Не было аварии! Он проверял! Что же это? Судьба не хочет дать ему то, чего он хочет? Или это изменения, вызванные изменением прошлого? Ведь в прошлом он не садился за столик выпить кофе, а кто-то хотел сесть, но мест не оказалось, поэтому свершилось что-то ужасное! Или еще раньше! События, цепляясь одно за другое привели к гибели невинных людей! А что тогда Бьякуран? Тогда он уже из измененной реальности?
- Зачем ты в прошлом? - сквозь икание спросил Ирие, уткнувшись в плечо парня, оказавшегося выше на пол головы.
Но Бьякуран не ответил, посильнее прижимая профессора к себе. Рука блондина скользнула к ладони ученого, крепко стискивая холодные пальцы. Истерика прекратилась, а мужчина уже более спокойно пытался унять икоту. Сейчас он выглядел слишком уж интимно: покусанные губы, расфокусированный взгляд, расстегнутая рубашка. Хотелось одновременно страстно поцеловать его, так, чтобы даже у немощного старика-инвалида встал, и застегнуть, спрятать ото всех чересчур тонкие ключицы. Джессо немного сдавленно выдохнул и отпустил руку уже успокоившегося ученого.
- Шо-тян, а мне жить негде, - заулыбался Бьякуран...

Дорога петляла, а риелтор уже скрипел зубами. Боулдер не был большим городом, поэтому объектов недвижимости сдаваемых под аренду было также не особо много. Девять из десяти предложенных вариантов не понравились либо Бьякурану (слишком скромно, слишком темно, мало белого...), либо Шоичи (слишком дорого, выглядит как больничная палата, нет кухни...), либо обоим (маленькая спальня, окна, выходящие на каменную стену, и почему-то обоим не понравилась двуспальная кровать). "Не нравится им кровать, да вы стройте из себя нормальных, не стройте, да я себе руку откушу, чем поверю, что взрослый мужик и пацан просто друзья!" - раздраженно подумал риелтор, паркуясь у высотки. Джессо, оглянувшись, довольно кивнул, двор был большим и зеленым, да и подъезд не казался трущебами. Шоичи же уже ни на что не обращал внимания. Он очень устал, хотелось спать, ведь проснулся он рано утром, а уже солнце движется к закату. Почти подойдя к двери в квартиру, он подумал, что согласится даже, если тут будут голые бетонные, а сверху не будет потолка.
- Две комнаты, санузел, кухня, достаточно уютно и светло, окна выходят во двор, вот только... - равнодушно протянул риелтор, оставляя минус на потом.
- Да, действительно... - согласился Бьякуран, заглядывая в спальню. - Шо-тян, она действительно белая!
- Цена, - протянул Ирие, бросая чемодан на пол. Ему нравилась гостиная, оформленная в песчаных оттенках. Стол как раз подходил под его ноутбук...
- Приемлемая, конечно немного выше, чем у предыдущей, - риелтор назвал цифры, и профессор кивнул. Действительно, и не плохо и не дорого...
- Подписываем? - бумаги в мгновение ока появились в руках мужчины в костюме...

Бьякуран поднимался по лестнице на третий этаж, мимо неработающего лифта, подумав про себя, что им весьма повезло и с этажом. В руках он нес пакеты с покупками, а за ним еле волочился сваливающийся от усталости Шоичи. Он то и дело снимал очки и потирал глаза, поэтому тяжести нес сам Джессо, надеясь, что профессор не упадет где-нибудь по дороге. Карманы профессора значительно опустели, зато не нужно было беспокоиться о постельном белье, столовых приборах и средствах гигиены. Ну и о еде заодно.
Открыв дверь своим ключом, парень пропустил сначала ученого, а после зашел сам. Ирие выглядел очень плохо, глаза покраснели, снова начался кашель.
- Шо-тян, как ты? - встревоженно спросил Бьякуран, оставляя покупки на диване.
- Кажется... кха-кха-кха... - не договорив, он зашелся в жутком кашле, согнувшись пополам. Бьякуран, мгновенно выхватив из пакета стакан, налил воды, помогая Ирие сесть. - Черт, я еще не до конца выздоровел... Лекарства в чемодане...
Бьякуран, улыбнувшись, принялся распаковывать вещи ученого. Он и думать не мог, что все так сложится. Теперь они мало того, что живут вместе, так и Шо-тян пустил его в личное пространство. Таблетки были под тонким ноутбуком, вытащив пару штук, Джессо протянул их рыжеволосому.
- Черт, - выдохнул тот. - Почему-то... Wisst ihr, dass eure Liebe tödlich ist?*
- Почему смертельна? - не понял Бьяуран, доставая белье, чтобы заправить кровать... Да, именно, потому что кровать в этой квартире была одна - двуспальная. - И помимо английского и японского вы знаете немецкий?
- Это слова из песни "Последняя спичка", - покачал головой Шоичи, заходя в спальню. Он действительно была очень белой: стены, потолок, тюли, матрас, ковер... Только пол из темно-вишневого цвета дерева. Но сейчас Ирие сильно штормило, чтобы возмущаться. Он даже не понял, что кровать одна, а их двое.
- Название не очень, ваш любимый Queen? - усмехнулся парень, заправляя кровать. Ему не нравилось, как мужчина ведет себя. Слишком его действия были самодовольными. Снисходительная улыбка, руки сложенные на груди, глаза не щурящиеся без очков. В груди зарождалось желание просто кинуть парня на кровать и жестко... Нет, Шо-тяну просто плохо, он ляжет спать, а завтра снова будет тот забитый профессор с бесконечным источником стойкости, льющейся из зеленых глаз.
- Нет, Oomph, - покачал головой мужчина, падая на только что заправленную кровать. - Можешь принести ноутбук, я включу...
- Я тебе не слуга, Шо-тян, - возмущенно произнес парень с фиолетовыми глазами, но его собеседник уже заснул... - Черт возьми!
Включив ноутбук, после того, как навел порядок, Джессо улыбнулся, увидев своего сожителя на фоне. С ним было еще трое мужчин, но только профессор улыбался так искренне. Бьякуран еще не видел такой улыбки. Только вежливое, обманчивое движение уголков рта вверх...
Так вы узнаете, каково
находиться в аду;
так вы узнаете, каково
взывать об избавлении...(с)
**

* Вы знаете, что ваша любовь смертельна?
** Oomph! - Das letzte Streichholz
От автора: Прошу прощения за задержку: к этому времени я надеялась завершить работу, но из-за проблем с техникой это не оказалось возможным. Впрочем, содержание главы тоже отличается от первоначальной задумки, но думаю эти несколько страниц не будут лишними. Постараюсь закончить к 11 мая)))

URL
   

главная