Chaefilka
Вечер близился, и я уже плотно кутался в свой укороченный плащ на меху. Как все-таки холодно, середина осени, а мороз стоит жуткий - деревья давно попрощались с листвой, а реки покрылись льдом. В герцогском замке топят все печки, но тем не менее, приходится менять теплый плащ на другой, без меха, но все равно достаточно плотный. Это первая разгадка тайн темных - почему они всегда ходят в длинных плащах. Во-первых, здесь редко когда бывает тепло, а в-вторых, они привыкли. Мне, наполовину человеку, жившему в теплых полосах, привыкнуть к этому было ну очень сложно. В длинных полах я постоянно путался, падал, и пару раз вывихивал себе что-нибудь, посему, длинный плащ пришлось укорачивать, а на штаны нашивать плотный слой пуха. Но эта проблема была самой мелкой, которая могла существовать в северных землям. Холодно ведь бывает и там, в школе или дворце, и в Лоргоне на рождество падает оранжевый снег... А вот решать разногласия между темными мне не приходилось.

Становиться судьей для них мне казалось чем-то невозможным. К тому же, пока не было действующего герцога, дел поднакопилось, и ко мне приходили люди, у которых возникли разногласия еще до моего рождения! Люди... Варнаи, людей здесь мало - лишь те, кто сумел сбежать от перста короля. Темные тоже принимали не всех, неугодных королю, а только тех, которых затрагивало политическое положение. У меня в замке кухарка - знахарь, которая вместо того, чтобы вылечить Рууру царапину, наслала на него хворь, потому что у того аллергия на еловые иглы. Ее должны были повесить, но она успела скрыться. Вот и старайся не быть таким, и в то же время не осрамить славу своего отца, который изредка, но появляется в этом замке. Впрочем, гости у нас бывают редко, поэтому я рад каждому.

Ну какой черт меня дернул идти за клюквой именно под вечер? Темнеет слишком рано и вот так стремительно - только солнце стоит высоко и вдруг внезапно пропадает. А ночью в моем тонком плаще и без теплых штанов можно замерзнуть насмерть. Иногда... иногда летом находили трупы, которые так и не нашли дороги к очагу. Даже то, что я маг не спасет. Слишком... холодно. Это сбивает, а чтобы творить магию надо быть в полном равновесии с собой. Оно есть, когда руки дрожат или не сгибаются от мороза, но не когда в голове начинается паника. А она появляется, когда ты стоишь посреди ледяного поля, и вокруг не видно ни одного дерева, которое можно поджечь, а только снег, который только тает. А под ним же ничего, чуть-чуть травы и все... Нормальный костер не разведешь, только потратишь силы... Черт возьми, где тропинка, я же опирался на этот раздвоенный камень... Черт! И следов не видно...

Я потерялся! В который раз! Что же делать? Не паниковать и найти тропинку, но... Я исходил все кусты, в поисках ягод, везде следы... Ноги по колено в снегу. Не паниковать. Я все-таки в роще, здесь есть дрова, но жечь их... На севере итак мало зелени, а если я погублю еще несколько деревьев! Нет, спокойно, я найду дорогу. Главное, выйти к тому холму, откуда будет понятен путь к замку... Но куда идти? Солнце село... Как быстро...

Ноги сами рвутся вперед, к прореди среди деревьев. Там свет! Туда, быстрее! Перепрыгивая через сугробы, я мчался туда, только бы успеть! Только бы это были сани перевозчика! Его фонарь так ярко светит... Это же он! Хоть бы это был он...



- Милорд, так зачем вы в наши края? Натворили чего? - улыбается старик в усы, искоса поглядывая на меня. Ухмыляюсь, свободно сидя рядом с ним. Все-таки, я сын кузнеца, и привык к морозам, корда его светлость выкидывал на улицу в одной рубашке. Все-таки, здесь не так уж и плохо. Зачем только шубу натянул? Сейчас валяется на сидении, когда я в свитере и тонкой куртке на пуху сижу на козлы рядом с кучером - давно я не видел лошадей. Да по этому снегу только на санях да с собаками. Но нет, держат еще коней. - Вы не подумайте, что я надоесть вам пытаюсь, просто у нас незаконных не очень любят. А если что-то серьезное, и повесить много.

- И многих вешают? - заинтересованно спрашиваю. Надо же, Зар еще и отдает распоряжения о проведении казней? Вырос или очерствел?

- Только тех, кто там убивал, - качает головой кучер. - Вот только наш герцог мягок, поэтому и отправляет их обратно на суд королю. Поэтому казни только те, которые проводят главы родов в своих кругах. И то... герцог запретил.

- Значит, не все так плохо, - я улыбнулся, полной грудью вдыхая морозный воздух. Там, в королевстве сейчас бабье лето, жарко очень, а здесь... Словно в другой мир попал. В сумке лежит послание короля, в котором он распоряжается дать необходимые советы Эльзару до следующего лета. То есть полгода с моим мальчиком, ведь я так давно его не видел. Многое, что произошло, с тех пор, когда была убита принцесса. Я стал начальником тайной стражи, успел обручиться с Ташенькой и разойтись с ней же, впасть в немилость короля раз пять и столько же выйти из нее, и вот, заслужил того, чего хотел так давно: приехать сюда, к нему.

- Милорд, а вы не похожи на тех, кто сюда ездит, - весело рассмеялся извозчик. - Видимо, друг вы герцогу. Вот ему радости буде...

- ..ой! Подождите! - еле слышно, мне не показалось? Да еще и голос знакомый. Что ж, кучер молчит, значит пока... - Стой же!

- Останови повозку! - кричу мужику, на ходу спрыгивая с саней. Где? Это же...

- Я здесь! - вон там, у рощи кто-то стоит? Или это просто тень от фонаря, прикрепленного у извозчика над головой?

Нет, движется!

Ринувшись вперед, я призвал шубу. В любом случае он замерз! Ночь давно уже покрыла этот мир. Мех приятно согревал руки, а я все бежал вперед, туда где еле заметно колыхались тени. Можно не спешить... но что если у него не хватит сил кричать дальше? Что если он еще в деревьях?.. Вот он!

Мы сталкиваемся, и он, не выдерживая падает в сугроб...

- Зар! Мальчик мой, - не веря собственным глазам, я присел рядом с ним. Все тот же очаровательный мужчина с черными волосами, значительно отросшими, и глазами цвета этой самой ночи. Ведь в снегу, с красным носом и такой же яркой клюквой в руках. Хватаю его в охапку, крепко-крепко прижимая к себе. Я знаю, он морщится, от моей бороды, но... - Как же я по тебе соскучился, Эльзар...

Он молчит, но разглядывает меня с широко раскрытыми глазами. Но... какой же он холодный! Шуба ложится на его плечи, а его я подхватываю на руки.

Наши лица оказываются так близко друг к другу, и я, не выдерживая, целую его холодные губы.

- Л-лоф?