Chaefilka
Фотография, Силой вытащить из аэропорта, разговор за чашкой чая с машмеллоу, готовка совместная, секс, разговоры о хочу-не-хочу, покупка подарка на день рождения Бьякурану, Шоичи первый раз сам целует Бьяку...

Университет был похож на нечто невообразимое. Вроде бы те же студенты - а все равно Шоичи все также далек от них. Девочки в коротких юбках, не смотря на все еще прохладный апрель, вешаются на все также популярных парней из футбольной команды - для неспортивного Ирие никогда не было понятна эта секта поклонения качкам. Впрочем, мир так далекий от него отображался и в преподавателях, спокойно обсуждающих новый сериал со студентами. Редко где кто-то заведет речь об учебе. Поправив пиджак, ученый направился к ректору, которого не успел застать в свое время.
Он помнил свое студенчество, скучное и по большей мере однообразное. Первый год он даже не знал ни одного имени сокурсников, а из общежития знаком был только с комендантом и Спанером - соседом по комнате. Дальше кто-то начал приглашать на вечеринки, только из благодарности ботанику, который, однако, никогда не отказывал в помощи. Вместо постоянного шума молоденьких студенток, он помнил тишину библиотеки и шорох страниц и яркий свет монитора. Да, быть может и из-за упущенной возможности быть тем, кто стоит рядом с красавицами и наравне разговаривает с идолом университета, он решился на проект машины времени, а может быть... Может и из-за королевы одного из балов - пышногрудой блондинке Крис, которая так грубо отказала в свидании. Хотелось что-то менять, вернуть и сделать так, как кажется в далеких мечтах...
Коридоры тоже, кажется, точно такие же - пусть штукатурка и менялась несколько раз, а паркет переложили да темно-бордовый, все равно, в университете чувствовался дух. Кажется, он никогда не выветрится из больших аудиторий. Даже фикус, стоящий в холле на третьем этаже, все тот же. Немного не настолько ветвист, как в 2025 году, но стоит там же, под большим окном. Именно здесь кабинет ректора. Конечно табличка другая, даже дверь не та, а возле не стоит маленький стол секретаря Тсуны. И действительно - Тсунаеши сейчас в Японии и учится в средней школе, в том же городе, где сейчас живет юный Ирие Шоичи. "А интересно, сколько сейчас Бьякуран-сану? - задумался рыжеволосый, осматривая холл. - Лет семь? Или сорок семь? Откуда он пришел?.. И откуда знает про мое путешествие?.." Сглотнув, мужчина все же направился к кабинету ректора.
Постучавшись и услышав разрешение войти, ученый вошел в теплый кабинет. Вот он-то как раз ничуть не изменился. Все те же стены в темных деревянных панелях, покрытых лаком, потолок с интересной лепниной, хрустальная люстра. Паркетный пол того же дерева, что и стены, мебель на несколько тонов темнее, массивная, как и сам ректор - высокий широкоплечий мужчина с проседью на висках, но чернильными бакенбардами. Цепкие зеленые глаза осмотрели стоящего перед ним человека, а губы натужно растянулись в улыбке.
- Очень рад, что вы все-таки согласились на наше предложение... - мягким, почти что бархатистым голосом, сказал ректор. - Мое имя Рикардо, я ректор этого университета. И я рад, приветствовать вас, как нового преподавателя физики. Как вас?..
- Ирие Шоичи, - сглотнул ученый. Одно из правил пользования машин времени "только вперед, назад нельзя" он нарушил, а теперь... Текущая реальность сильно изменялась под его давлением. Что, если тот самолет упал только потому что он появился в этой реальности? И что будет, если он начнет преподавать - открыто показывать себя, путешественника во времени, пусть и не открывая этого факта?.. Но с другой стороны, работа - это деньги. Запасов, прихваченных из будущего хватит надолго, но кто знает, сколько здесь пробудет сам Ирие? Тем более... Машина времени осталась в далеком 2025 году...
- Вот как?.. Вы вроде бы называли себя итальянцем?.. - подозрительно сощурился Рикардо. Руки были сложены в закрытом жесте крест накрест. Он был очень похож на будущего ректора, но, казалось, его принципы стоят дороже. И он бы никогда не отказался ни от одного начатого проекта...
- В моем роду были итальянцы, - соврал Шоичи. Да и как его могут взять на работу преподавателя, если у него нет ни одной рекомендации и благодарного листа?..
- Завтра, я надеюсь, вы приступите к своим обязанностям. Сходите в отдел кадров, вот... - пролистав стопку бумаг возле себя, он выхватил один лист, после чего вписав туда что-то, передал его ученому. - Отдадите начальнику, после чего вам все расскажут, план занятий и расписание возьмите на кафедре. Всего доброго...
Ректор отвернулся к окну, над чем-то раздумывая. А рыжеволосый стоял у порога с листом и смотрел на него, не совсем понимая, что происходит. Он пришел сюда по другой причине...
- Я надеюсь поговорить с вами о времени, - наконец-то выдавил из себя Ирие, немного склоняя голову. Черт, в самый неподходящий момент проснулись японские привычки.
- Да, я думаю, у нас еще будет время, - кивнул Рикардо, после чего Шоичи вышел из кабинета. Все складывалось слишком странно.
***
То, что происходило, с каждым днем все больше шокировало Шоичи. Бьякуран внезапно начал пропадать из дома, а возвращался за полночь, переодически пахнув женскими духами. А университет казался шумным, но родным муравейником. Все настолько напоминало ему будущее, что он не сразу понял, что уже привык. Привык приходить в большую аудиторию, привык говорить давно заученный текст, переодически вставляя что-то новое. Привык, возвращаясь домой, к тишине и библиотечным книгам, уже давно списанных в 2025 году. Привык, что Бьякуран перестал смотреть в глаза и приторно улыбаться.
И вроде бы все шло своим чередом. Слишком похоже на будущее, почти неотличимо. Только, раньше в одной постели с ним никто не спал.
Да, сначала засыпает Шоичи, а затем приходит Бьякуран, падает рядом, почти не раздеваясь и быстро засыпает. А под утро Ирие быстро собирается, перекусывает бутербродом и яичницей, и уходит на работу. Застыв у окна, наблюдая уже почти полностью покрытый зеленью двор, мужчина понял, что не видел толком Джессо уже с прошлого месяца, а прошло уже три недели. Где он пропадает, если учесть, что раньше не отлипал от него ни на шаг. Вроде бы и спокойно от этого, а спокойствие напускное. Глубоко вздохнув, Ирие решился проследить, куда ходит Бьякуран. Как бы то ни было - он еще ребенок, и может попасть в дурную компанию...

Да, терять свой выходной на слежку было абсурдом, но никак иначе Шоичи не мог успокоиться. Поэтому в серой ветровке и такой же кепке он выждал, пока из квартиры не спустится выспавшийся Бьякуран. Тот был одет легко, не задумываясь о том, что под вечер будет прохладно. Парень с неповторимой улыбкой спокойно прошел мимо серой фигуры (для конспирации очки тоже были убраны во внутренний карман, их заменили линзы). Смотря на то, как улыбается подросток Ирие почувствовал укол жалости к себе - почему же в последнее время он не улыбается ученому? Проходит мимо, не сказав ни слова. Точно... Если бы рыжеволосый не замаскировался, Джессо так же спокойно прошел мимо, брезгливо отведя взгляд от мужчины.
Выйдя на улицу, подросток не спеша шел, изредка заглядывая в витрины. Наверное, он ничуть не жалел о том, что они живут слишком близко к шумному центру. Особенно долго он задержался возле магазина с цифровыми девайсами. Отойдя к стенду с рекламой, Шоичи заметил, как Бьякуран указывает на большие белые наушники, но затем, видимо услышав цену, расстроено вышел из магазина. В руках подростка откуда-то появилась пачка с маршмеллоу, а на губах, немного погодя, улыбка.
Вообщем, движение Джессо показались ученому бессмысленными. Он побродил вдоль магазинчиков, зашел в торговый центр, поздоровался с несколькими студентами из университета, посидел в парке, любуясь голубым небом и молодой листвой. Казалось бы он просто гуляет. Но как можно так гулять, чтобы возвращаться поздно ночью? И из-за этого Шоичи оставался сидеть чуть поотдаль парня. Несколько человек кидали на него подозрительные взгляды, а матери прижимали свои детей к себе. На фоне разноцветных людей, одетых по-весеннему, ученый смотрелся крайне подозрительно. А Бьякуран не замечал слежки - любовался только тем, что впереди его. И ему словно в ответ на улыбку все вокруг становилось умиротворенным.
Вот только, чуть начало смеркаться, как рядом с Джессо появились другие подростки. Одетые по моде, с пирсингом и татуировками. Вроде бы обыкновенные подростки, такие же как сам блондин, вот только... Зачем той девке так сильно липнуть к Бьякурану... Или зачем тот парень протягивает сигарету ему?.. Это не то, чем должны заниматься подростки, тем более, он!
Соскочив со своего места, Шоичи не рассчитал траекторию и врезался в кого-то. Извинившись, он растерянно посмотрел на этого человека. От удивления брови поползли вверх. Ректор, только гораздо моложе, кривил губы. От удара кепка слетела с рыжих волос, а одна линза упала. Слеповато щурясь, Ирие полез в карман за очками, но крупная ладонь перехватила запястье мужчины.
Его резко дернул на себя ректор, чуть приподнимая подбородок.
- А ты симпатичный, я даже готов простить тебя, - зашипел мужчина, вглядываясь в зеленые глаза. - За одну небольшую услугу...
Шоичи распахнул глаза, не понимая, что происходит. И только потом дошло - в этой стороне парка часто собирались мужчины определенной ориентации. Вот только... неужели ректор такой? "Сколько лет работал под его началом, не замечал", - подумал Ирие. Надо было убираться, и как можно быстрее...
Вот только отпускать его никто не собирался. Хватка стала сильнее, а карие глаза ближе...
- А ну убрал от него руки, ублюдок! - резкий рывок и Шоичи оказался прижат к кому-то другому. Необычайно серьезный и раздраженный голос был непривычен, но бешеное биение сердца чуть успокаивалось в знакомых объятиях. И пусть это до неприличия неправильно, что он взрослый мужчина, а он всего лишь подросток, пусть они из разных времен...
- Что ты сказал, младенец?! - карие глаза начали наливаться злостью. Будущий ректор сжал кулаки, явно не собираясь отдавать свою добычу просто так.
- Лучше тебе убраться отсюда, - тот самый парень, который давал Бьякурану прикурить, чуть склонил голову, играя мышцами на руках. Тут же словно ниоткуда появились еще пара парней. Правильно, Джессо никогда не будет драться сам, для этого у него слишком приятная харизма. Он скорее расположит людей вокруг к преступлению, чем совершит его сам. Идеальный организатор.
Ректор прикусил губу, но развернулся и ушел. Ирие сглотнул, понимая, что угроза прошла, и уткнулся в ключицу подростка. Горячие руки погладили ворох рыжих волос, всколыхнув и без того непослушную массу.
- Знаешь, Шо-тян, я всеми силами пытался не разжигать это сильнее... - зашептал Бьякуран, поглаживая мужчину.
- Что? - поднял полные слез глаза Ирие. Так не должно быть. Он должен был верить, ведь как бы то ни было, у парня хорошие друзья, не оставляющие в беде. И пусть от него воняет духами той размалеванной малолетки, а теперь и горькими сигаретами того качка, явно из студенческой футбольной команды.
- То, как сильно ты мне нравишься... - почти неслышно сказал Джессо, внезапно крепко целуя ученого. Словно доказать всем, что это принадлежит ему...
И словно в насмешку в приемнике одной из девчонок играет это слащавое "Танцуя с ангелом":
Я всё ещё танцую с ангелом во сне,
Я не хочу терять частичку твоего сердца,
Пока ты даришь мне все миры, в которые я верю,
И я знаю, что мы никогда не расстанемся…

И Шоичи кажется, что он в небесах, рядом со своим ангелом.

- Словно я танцую с ангелом, танцую с ангелом ... Танцую, словно никогда не танцевал... - напевает Бьякуран, когда они подходят к дому. И Шоичи посмеивается, а когда подросток нажимает кнопки на домофоне, перестает.
- Прости меня, - шепчет Ирие. - Я беспокоился...
- Я знаю, - улыбается Джессо. - Только в следующий раз, когда будешь беспокоиться, не цепляй других парней, - рассмеялся Бьякуран, притягивая к себе мужчину и чмокая его в щеку. - А я тебе нравлюсь?
- Ты хороший парень, - мямлит ученый, отчаянно краснея. Нравится?.. Это так называется?..